Как в Петербурге перестали строить метро

Минувший 2019 год для петербургского метростроения оказался годом потрясений: многочисленные скандалы, угроза банкротства, разрывы госконтрактов, уголовные дела, а с ними аресты и забастовки. В центре всех конфликтов оказался «Метрострой» — генподрядчик строительства петербургской подземки.

Выход из метро
Выход из метро
Дарья Драй © ИА REGNUM

Биполярные отношения

Еще в прошлом январе Смольный порывался завершить отношения с компанией, руководимой уже несколько десятилетий семьей Александровых. Так новый градоначальник Александр Беглов, тогда еще в статусе врио, демонстрировал свою решительность. Власти объясняли, что «Метрострой» грубо не исполняет условия контрактов, плохо планирует, срывает сроки строительства, и никакие деньги ему уже не помогут: компания не справится даже при докапитализации, а гарантии и кредиты ей не дает уже ни один банк.

В ответ «Метрострой» пригрозил техногенной катастрофой на подземных объектах из-за «халатного отношения» и некомпетентности «должностных лиц заказчика», которые сделали всё «для того, чтобы завести ситуацию в тупик». Смольный выход из тупика видел в привлечении других компаний.

В Петербурге метро строят редко, долго и дорого, и при каждом новом запуске станций московской подземки в глазах изголодавшихся петербуржцев пляшут кровавые мальчики. Пока в настоящей столице с 2014 по 2019 год успели построить 41 станцию, в Северной столице появились всего пять, из них две протекают. «Метрострой» и Смольный в последние годы последовательно перекладывают ответственность за «успехи» друг на друга.

К 22 января 2019 года власти официально уведомили подрядчика о расторжении контрактов на строительство трех линий подземки. Общая стоимость соглашений превышала 85 млрд рублей. Эксперты в сфере транспорта приходили в ужас, называли решение политизированным и прочили еще более длительные задержки с вводом новых станций, так как «Метрострой» пойдет уже не в тоннели рыть метро, а в суд — защищать честь и деньги.

Не прошло и 10 дней, как все переменилось: чиновники уведомление о разрыве госконтрактов отозвали. Произошло это, по официальной версии, потому, что градоначальник прислушался к «ветеранам и рабочим». В Смольном, говоря устами вице-губернатора Эдуарда Батанова, решили дать «Метрострою» шанс «восстановить репутацию надежного, качественного партнера» и «с честью выйти из положения». Еще через 10 месяцев, как раз под Новый год, гендиректора «Метростроя» Николая Александрова арестуют по подозрению в растрате, а в Смольном вновь заговорят о расторжении контрактов.

Метро без пассажиров

Открытие Фрунзенского радиуса, которое должно было стать выстраданным триумфом 2019 года, превратилось в анекдот, который жители южного района Купчино вряд ли забудут. К слову, одним из условий отзыва январского уведомления о расторжении контракта был ввод трех станций фиолетовой ветки «Проспект Славы», «Дунайская» и «Шушары» к 1 июля 2019 года. В случае невыполнения этих условий власти Петербурга грозили вернуться к процедуре расторжения. Но не вернулись.

Политика информирования граждан о реальном положении дел выглядела еще более провальной, чем многократные срывы сроков ввода. Еще в январе 2019 года в Смольном знали, что «Метрострой» по Фрунзенскому радиусу отстает более чем на полгода. Ведь первоначально заказчик должен был сдать станции к 20 декабря 2018-го. Стоит напомнить, что Смольный заключил контракт на сумму на треть меньше, чем было согласовано Главгосэкспертизой — всего 26 млрд рублей. Но проходка тоннелей за годы не подешевела, «Метрострой» требовал дополнительных денег. Почти 1 млрд к тому моменту он уже задолжал поставщикам оборудования.

Контракт с «Метростроем» продлили до мая, пообещав петербуржцам ко Дню города подарок за их же налоги. Но вновь незадача: ФНС подала иск к «Метрострою» почти на 800 млн рублей, заморозив счета компании. Сначала Смольный «переобещал» открытие на 1 июля, а потом назвал окончательную дату — 1 сентября, за неделю до губернаторских выборов.

В конце февраля 2019 года на встречу с петербургскими депутатами пришел заместитель генерального директора «Метростроя» Алексей Старков. Он заявил, что не видит сценария, при котором компании удалось бы справиться к 1 сентября. Депутат Оксана Дмитриева поинтересовалась у Старкова, не кажется ли ему политически мотивированным этот сдвиг поближе к выборам. Его лицо надо было видеть. «Они настолько задавлены своими проблемами, что он даже не знает, мне кажется, когда будут выборы. Все вокруг смеялись, а он не мог понять, что это за сакральная дата такая — 1 сентября», — рассказывала Дмитриева. В «Метрострое» выводы Старкова позже назвали его «личным мнением».

Уже к концу марта личное мнение Старкова начало превращаться в реальность. Контракт продлили до 31 августа, но компания ничего не могла обещать. Купчинцы уже не верили ничему, предполагая, что в день открытия придется спускаться на платформу в ковше бульдозера: «откроют, разрежут ленточку и закроют».

1 августа Александр Беглов лично посетил строящиеся станции, и город продолжал готовиться к сентябрьскому открытию, но пути для отхода власти себе подготовили. «Мы строим метро не для отчетности или к какой-то дате, а для людей, которые ждут от метрополитена комфорта и безопасности. Гнаться за сроками мы не будем», — подчеркивал Александр Беглов. Открытие внезапно перенесли на 5 сентября.

Молва народная напророчила: и 5 сентября метро не запустилось. На церемонию приехал Беглов с чиновниками, спустился вниз, прокатился, а затем заявил, что пассажирам внутри небезопасно — часть систем была не готова к работе в условиях чрезвычайной ситуации. Правда, самих пассажиров не сразу ввели в курс дела — они так и толпились сотнями с самого утра у стеклянных вестибюлей, ожидая, пока бравые охранники их пустят.

И если тем, кто собрался у «Проспекта Славы», еще повезло — они хотя бы могли уйти домой, то к станции «Шушары» народ приехал из города Колпино на специальном шаттле и высадился в чистом поле. И что им дальше делать, упершись в закрытые двери метро, никто не проинформировал.

По итогам года эта станция стала самой непопулярной среди петербуржцев, переплюнув даже «Новокрестовскую», которую строили под Мундиаль-2018 и где пассажиропоток в дни, когда «Зенит» не играет, стремится к нулю. «Шушары» же построили фактически в промзоне, где нет жилья и крупных производств, перехватывающей парковки тоже, да и нормальным разворотным кольцом для автобусов решили пренебречь. Реальный же жилой район с названием Шушары продолжает задыхаться без нормального транспорта, располагаясь в двух часах ходьбы к западу от одноименной станции.

Фрунзенский радиус наконец открыли только в октябре, хотя Беглов и обещал сентябрь. Шел дождь, «Дунайская» протекла. Потоки воды лились прямо пассажирам на голову. Вину свалили на клининговую компанию, которая всё отрицала. Потопы продолжаются и по сей день. Траволаторы на «Дунайской» не работали. На «Проспекте Славы» — работали только на спуск. В «Шушарах» их, к счастью, не построили.

Станция метро Шушары
Станция метро Шушары

Банкротство против безденежья

Одной из основных претензий Смольного к «Метрострою» стал недостаток рабочей силы: например, тот же Фрунзенский радиус вместо необходимых 2,5 тыс. человек в ноябре и 1,6 тыс. человек в декабре 2018 года строили 500 и 250 человек соответственно. При этом рабочие многочисленных СМУ, «дочек» «Метростроя», ждали свою зарплату месяцами и как начали, так и закончили 2019 год митингами и забастовками.

Уже 8 февраля рабочие «Управления-15 Метрострой» отказались выйти в забой на станцию «Театральная». На тот момент более 600 сотрудников требовали зарплат за декабрь 2018 года, о январских деньгах «боялись даже заикаться». 12 февраля в Арбитражном суде на заседании по иску о банкротстве ОАО «Метрострой» и ФНС России пошли на мировую, но процесс затянулся. Счета оставались замороженными, социальное недовольство росло. Тем же утром 12 февраля рабочие в очередной раз вышли к Смольному — требовать ответа от властей. Из почти сотни человек только некоторых пригласили в кабинет к вице-губернатору Батанову. Конкретики рабочие не услышали. На улице же в диалог с ними вступил другой представитель власти, который прямо сказал, что «не знает, что ответить» на предъявленные претензии, и попросил не пугать Смольный «народными сходами».

22 февраля петербургским метростроевцам из 15-го управления и СМУ-13 пообещали выплатить деньги в течение суток. Но и к 8 марта рабочие СМУ-9, СМУ-10, СМУ-11, СМУ-13, СМУ-15 и СМУ-17, а также «Управления-20 Метрострой» и «Тоннельного отряда-3» отчитались об отсутствии на картах декабрьской зарплаты. В «Метрострое» утверждали, что ждут переводов из городской казны. Рабочие попытались передать коллективное письмо главе Комитета по развитию транспортной инфраструктуры (КРТИ) Сергею Харлашкину, но дальше КПП их не пустили. На тот момент, по данным Федеральной службы по труду и занятости, долги по зарплате в дочерних компаниях «Метростроя» составляли около 250 млн рублей. Как только Александр Беглов завел аккаунт «ВКонтакте», рабочие завалили его страницу жалобами.

Задержки зарплат продолжались в течение года. Бывшим сотрудникам обанкротившегося СМУ-11, которых трудоустроили в компанию «БСК», частично перевели зарплату за декабрь в начале апреля. При этом рабочих, которые находятся в вынужденном «бесплатном» отпуске, принялись обзванивать и приглашать на работу. Уполномоченный по правам человека в Петербурге Александр Шишлов заявил, что одна из причин задолженностей в том, что объемы средств на оплату труда в госконтрактах были заведомо занижены.

Самих же метростроевцев к тому моменту «веселили» предвыборные заявления Смольного и лично Александра Беглова о том, что к 2032 году в Петербурге откроется 29 новых станций метро. Как-то даже обидно, что мало пообещали, рассуждали они, — цифра некрасивая получилась.

В результате задержки зарплат дотянулись до самого Нового года, оставив семьи рабочих без праздника, сокрушались метростроевцы. Рабочие вышли на митинг 28 декабря в парке «Екатерингоф» и потребовали соблюдения своих прав. Хотели, правда, выйти хотя бы на площадь Ленина, но Смольный их туда не пустил, отправив в удаленную и неудобную локацию. За несколько дней до митинга на карты рабочих начали выборочно поступать зарплаты — но долги гасили только до октября. Оплаты за ноябрь и декабрь 2019 года предлагается ждать уже в новом десятилетии.

…Рабочие оказались не единственными, кто пытался получить денег с «Метростроя» в ушедшем году. К весне на компании уже висело 16 исков о банкротстве со стороны подрядчиков и поставщиков. Сбербанк объявил о своем намерении обратиться в суд в конце сентября. В октябре появилось несколько новых исков, в том числе от фирм «Бамард», «Метробетон» и «АБЗ-Дорстрой». Иски о банкротстве получали и различные управления, например, СМУ-11 признали банкротом в апреле. Именно оно работало на заливаемой «Дунайской».

Станция метро Дунайская
Станция метро Дунайская

Грехи отцов

В 2019 году обнаружились интересные подробности о строительстве тех станций, которые уже работают. Так, Счетная палата России выпустила отчет, из которого следует, что «Беговую» и «Новокрестовскую», которые в авральном режиме сдавали под чемпионат мира по футболу в 2018 году, незаконно запустили без разрешения на эксплуатацию. И вообще строительство этих станций велось с нарушениями почти на всех этапах. Петербургские налогоплательщики напрямую потратили на участок до «Беговой», включая «Новокрестовскую», 25,6 млрд рублей, а с учетом вливаний из федерального бюджета на две станции метро ушло почти 40 млрд рублей.

Однако сметная стоимость в ценах 2015 года составляла лишь 32,6 млрд рублей. Сроки проведения проектно-изыскательских работ затянули на год. Правительство Петербурга нарушило несколько соглашений, когда не запустило новый участок Невско-Василеостровской линии вовремя, то есть «не позже I квартала 2018 года».

«Метрострой» в свою очередь вышел на объект в сентябре 2015 года без разрешения на строительство. Его оформили только через месяц. Выходит, КРТИ нарушил Градостроительный кодекс. Затем комитет еще и запустил станции своим приказом 18 мая 2018 года без разрешения и экспертиз. Только 14 июля, когда Мундиаль уже закончился, Ростехнадзор выдал свое согласование.

Счетная палата констатировала то, что петербуржцы видели своими глазами: сразу после «завершения строительства» плитка на новых станциях посыпалась, появились протечки, сломались подъемники. В течение 2019 года город всё ждал, когда «Беговая» закроется на ремонт. Сотрудники метро были вынуждены подставлять поддоны из ведер и пластиковых бутылок, а места, где отвалилась плитка, закрывать полиэтиленом.

В этой ситуации информация о том, что протечки на станции «Спортивная» фиолетовой ветки не устранили за пять лет, выглядит уже обыденной. Это выяснилось из ответа главы КРТИ депутатам ЗакСа Алексею Ковалеву и Максиму Резнику. Дело в том, что местных жителей удивили собирающие воду ведра и бутылки, расставленные в траволаторном тоннеле на «Спортивной», соединяющем ее с Васильевским островом. Харлашкин поведал, что еще при сдаче объекта в акт приемки внесли десятки замечаний, избавиться от них поручали в 2017 году, но этого не произошло.

Грядущие победы

Петербургское метростроение не намерено останавливаться на достигнутом. Правительство Георгия Полтавченко обещало, что к 2035 году в Северной столице построят почти 50 новых станций метро. Александр Беглов скромно спрогнозировал 29 новых станций, зато к 2032-му. В ближайшие пять лет откроется семь, пообещал он на предвыборных дебатах. Три из них — Фрунзенский радиус — почти сразу и открыл. В прошлом году появились даже слухи о «частном метро» до аэропорта «Пулково», но четкие очертания они так и не приобрели.

Зато в городе очень ждут Красносельско-Калининскую линию на юго-западе. Еще в начале года в кругах метростроевцев говорили о задержке исполнения контракта на 8−9 месяцев. Первый этап включает в себя станции «Юго-Западная», «Путиловская», «Броневая», «Заставская» и дубль «Обводного канала». Раньше их собрались открыть в 2019—2022 годах, теперь же даже небольшой «огрызок», из «Юго-Западной» и «Путиловской», перенесли на год 2023-й. Остальное — к 2027-му.

С другой стороны линия потянется от «Юго-Западной» до «Сосновой поляны» с промежуточными станциями «Брестская», «Улица Доблести», «Петергофское шоссе». В ноябре Александр Беглов оповестил, что не видит смысла в ускорении строительства коричневой ветки — может получиться слишком дорого или некачественно.

Если на «Юго-Западной» уже строят наклонный ход, то на участок до «Сосновой Поляны» длиной в 8 км есть только предпроект. Проект же подготовят не раньше 31 августа 2023 года. На это уйдет почти 1 млрд рублей. Далеко не с первого раза, лишь в конце октября, определились с проектировщиком — московской компанией «Метрогипротранс». Задержка была связана с жалобой в ФАС, так как сначала конкурс выиграла петербургская фирма «Ленметрогипротранс», предложив еще и меньшую стоимость. «Антимонопольщики» прислушались к москвичам, тендер отменили, а в новом московская компания оказалась единственным участником и выиграла его. Выигрывала она и раньше, например, откорректировала проект участка от «Юго-Западной» до «Путиловской». Согласно промежуточным данным, теперь он грозит подорожать чуть ли не на 30 млрд рублей.

На Лахтинско-Правобережной линии прогресс наблюдается только в виде тоннеля к будущей станции «Большой проспект», щитовая проходка пути от строящейся «Театральной» продолжается.

На зеленой ветке — Невско-Василеостровской — «существенные» перемены. Власти переименовали еще не построенную «Туристскую» станцию в «Богатырскую». Она появится северней улицы Оптиков сразу после «Беговой». На этой же ветке чуть не переименовали «Новокрестовскую» в «Зенит» — по крайней мере, на официальном сайте правительства города даже запустили соответствующий опрос — но, кажется, пока обошлось.

Будущую станцию фиолетовой линии «Шуваловский проспект» в прошлом году было решено подвинуть от проспекта Авиаконструкторов северо-восточнее пересечения Комендантского и Шуваловского проспектов. В мае ей нашли и проектировщика — работой займется «Ленметрогипротранс». Изначально Смольный планировал построить участок подземки от «Комендантского проспекта» к «Шуваловскому проспекту» к 2023 году, теперь раньше 2026 года власти предлагают не загадывать.

Отсутствие кольца в петербургском метро делает поездки значительно более долгими и неудобными, так что кольцевую линию в Северной столице ждут, наверное, с наибольшим нетерпением. Тем не менее, первый ее участок пока планируют завершить не раньше 2030 года. Он протянется от еще несуществующего «Большого проспекта-2» через будущие «Василеостровскую-2», «Петроградскую-2», «Кантемировскую» и «Лесную-2».

Второй участок, от «Лесной» до «Ладожской», появится не раньше 2034 года. Здесь запланированы семь станций: помимо дублей «Лесной» и «Ладожской» это станции «Арсенальная», «Площадь Калинина», «Полюстровский проспект-2» и «Большеохтинская». Предполагается, что к строительству можно будет приступить в 2027 году. Общая длина достигнет 40 км.

Чтобы определить точную стоимость кольца, необходим предпроект, на который в прошлом году наконец-то объявили конкурс. Хотя пока речь только об участке от станции «Лесная-2» до станции «Ладожская-2» с электродепо «Арсенальное». Документы должны быть готовы до 18 мая 2020 года.

Всего же в 2020 году на строительство метро в Петербурге выделят лишь примерно 13 млрд рублей вместо обещанных ранее 30 млрд, так как с большим объемом подрядчики не справятся, убеждены в Смольном. Из указанной суммы 1 млрд пойдет на проекты, например, участка Красносельско-Калининской ветки от «Обводного канала-2» до «Суворовской» и далее до «Полюстровского проспекта», двух станций Кировско-Выборгской линии от «Проспекта Ветеранов» до «Проспекта Маршала Жукова», а также станции «Кудрово», которая последует сразу после «Улицы Дыбенко» на оранжевой ветке и будет находиться уже в Ленобласти.

Петербургский метрополитен
Петербургский метрополитен
Дарья Драй © ИА REGNUM

Новый год в «Крестах»

Завершающим аккордом в истории петербургского метростроения в 2019 году стал арест главы ОАО «Метрострой» Николая Александрова 10 декабря. Молодой менеджер в 2017 году фактически «унаследовал» пост генерального директора у своего отца Вадима Александрова, который руководил строительством петербургской подземки с начала 1990-х. Пропажу гендиректора в «Метрострое», конечно, заметили и объявили, что тот не появлялся на работе 9 и 10 декабря, связи с ним не было. Только к вечеру стало точно известно, что Александров-младший стал фигурантом уголовного дела о крупной растрате.

История получила продолжение в лучших традициях голливудских фильмов: в аэропорту «Пулково» поймали еще одного подозреваемого — гендиректора ООО «БТР» Анатолия Болотова. Следствие убеждено, что он пытался сбежать в Израиль. Третьим фигурантом стал руководитель филиала «Метростроя» Олег Кузьменко. Всем троим вменили часть 4 статьи 160 УК РФ (присвоение, растрата или хищение в особо крупном размере).

По версии следствия, на позже 7 ноября 2017 года Александров вступил в преступный сговор с Кузьменко и Болотовым, чтобы похитить не менее 178 млн рублей компании «Метрострой» через фиктивный контракт на поставку щебня при строительстве многострадального Фрунзенского радиуса. Никто из обиняемых вину не признал, каждый отправился встречать Новый год в СИЗО — фигурантов арестовали до февраля.

Николай Александров
Николай Александров
Объединенная пресс-служба судов Санкт-Петербурга

Во время заседания Дзержинского районного суда по мере пресечения Николай Александров порадовал присутствующих ярким выступлением: поспешил заверить, что «ничего не шкерит», имея в виду деньги или собственность, «ни на кого не наезжает», а вообще он открытый человек и никуда бежать не собирается. Так что готов на залог в 25 млн рублей или домашний арест. При этом назвать свои средние доходы в месяц, как и расходы, Николай Александров не смог. Его адвокат же подчеркивал, что нахождение гендиректора под стражей непременно приведет к банкротству предприятия и четырем тысячам новых безработных на улицах Петербурга. Но доказать суду, что коллапс неизбежен, никто не сумел.

До новогодних каникул Смольный успел отправить главу КРТИ Сергея Харлашкина временно руководить «Метростроем». Собрание совета директоров созвали 17 декабря по инициативе комитета имущественных отношений Петербурга, который тоже является акционером компании. Уже через два месяца, 20 февраля 2020 года, будет созвано внеочередное общее собрание акционеров — прийти они должны лично, чтобы решить карьерную судьбу Николая Александрова.

Параллельно, по данным газеты «Коммерсантъ», в конце года в Смольном вновь вернулись к идее расторгнуть-таки контракты с «Метростроем». На данный момент между городской властью и «Метростроем» заключено четыре госконтракта на общую сумму 124,22 млрд рублей. Харлашкин уже заявлял, что у компании есть шанс как на банкротство, на тотальное огосударствление, так и на продолжение работы в привычном режиме. Тем временем в 2018 году чистая прибыль компании сократилась в 27 раз.

Сложные взаимоотношения между «Метростроем» и Смольным за многие годы уже привели петербургскую подземку к ее нынешнему состоянию. На одном из первых заседаний правительства Петербурга в прошлом году Александр Беглов особо подчеркивал: метро — самая первая и острая проблема. И скрывать «ни от кого ничего не надо». «Нужно говорить, как есть на самом деле, как обстоят дела, кто виноват и какая нужна помощь», — заявлял тогда градоначальник. В прошлом году это не очень получилось, но Новый год всегда дает шанс на обновление.

Карина Саввина
ИСТОРИЯ ВОПРОСА
В России действует 7 сетей метрополитена и 1 метротрам. И если московское метро значительно расширяется: уже введено в действие Московское центральное кольцо, запланировано строительство десятков станций, центральных диаметров, — то почти все проекты новых региональных метрополитенов оказались отменены или заморожены. Исключением является только Челябинское метро, но и там открытие не планируется раньше 2025 года.

https://regnum.ru/news/economy/2823287.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *